Социальные группыПрисоединяйтесь!
Поискпо сайту

Мария Миронова влюбилась в отпуске

Знаменитости

Мария Миронова влюбилась в отпуске
Мария Миронова впервые за долгое время улетела отдыхать в Грецию. С первого взгляда она влюбилась в остров Санторини, где идеально сошлось все: природные красоты, оригинальная кухня и огромное количество достопримечательностей. Только церквей здесь почти столько же, сколько дней в году, — 350. «Я никогда столько не фотографировалась вне работы!?— улыбается Мария. — И в этом виноват Сан­торини. Вообще, Греция меня поразила. Удивительная страна! Здесь сохранились постройки V века до нашей эры! Акрополь, Парфенон, театр Диониса... Получается, спектакли здесь играли несколько тысяч лет! Меня восхищает эта стабильность, которой нам не хватает».

«Я всегда стараюсь находить силы на отдых, потому что нужны паузы, иначе все становится вообще никому не нужным. Я люблю солнце, обожаю куда-то уезжать — чем дальше, тем лучше, туда, где плохо работает мобильный, — говорит Мария. — Вот мне в последнее время нравится другой конец света. Когда-то очень мало летала самолетами, а сейчас у меня такой период, что я стала делать это без остановки — что дает возможность полного отрыва. Я мечтаю отправиться на Таити, на Бора-Бора… Это тот самый «отрыв», когда ты живешь природой и все кругом такое дикое. Здорово!

Еще очень люблю Сингапур. У меня возникло ощущение другой галактики, как будто я очутилась на иной планете. Кстати, кто был там пять лет назад, тот не видел этого места — страна меняется очень быстро. Все время возводятся какие-то космические постройки, и, когда я подъезжала к центру, первая мысль была: «Вот сейчас тут пролетит летающая тарелка и спокойно сядет — припаркуется! И это будет в порядке вещей». Кстати, я не почувствовала там безумного ритма — до Москвы Сингапуру еще далеко. Знаете, скорость дает некоторую поверхностность. Такую «клиповую» историю. С одной стороны, я с ней взаимодействую — очень быстро езжу на машине, люблю это. С другой — понимаю, что люди сейчас хотят все получить мгновенно, нет погружения, они меньше читают книги...»